Я лежу на дне. Надо мной колышутся медузы, их сюда прибило после недавнего шторма. А сегодня море удивительно спокойно, волна тихо плещет, не пенясь, и прозрачная, как стекло. Сквозь толщу волны я вижу солнечный свет. Я уже не чувствую неудобства от бьющих в мою спину холодных ключей. Я привык, закалился, и, наверное, через год смогу лежать на дне озера Байкал.

…Это началось всего лишь три года назад. У меня не укладывается в голове, как быстро все переменилось, и как раньше я мог жить по-другому.

Мы отдыхали на море с друзьями. Плавал я давно хорошо. Словно рыба. Я чувствую воду, как землю, я могу быть на воде сутками, и, если не суетиться, то и не устаю. Я могу спать на воде, курить, плыть с высоко поднятыми руками. Но для меня всегда было трудностью нырять. Стоило лишь погрузиться под воду с головой – мгновенно возникало непреодолимое желание выдыхать, и, отставая от других, мои слабые легкие и неширокая грудная клетка быстро теряли кислород. Так было всегда. Но однажды вечером за пивом кто-то из ребят предложил посоревноваться за соответствующий приз: кто дольше сможет задержать дыхание. Я отказался – мол, знаю, что хуже всех. Выиграл Григорий (как и следовало ожидать) – три с половиной минуты. И тут вдруг мне захотелось вне конкурса испытать себя.

— Мужики, чур не обижать! – предупредил я и зажал все доступные для дыхания отверстия.
— Лёх, ты чо, обалдел?! – воскликнул Санек, контролирующий мою честность. – Четвертая минута пошла, так ты Гошу в задницу засунешь!

Когда я снова задышал, пораженные ребята не знали, что и сказать. Оказалось, что я обогнал Гошу на целую минуту. Я и сам не ожидал. Самым интересным было то, что я раньше времени разжал пальцы – мог бы и еще, но сам себя испугался. Да и не хотелось еще больше удивлять шокированных товарищей, я же скромный, выпячиваться не люблю.

Как-то сразу после этого все засуетились и быстро разбежались по койкам. В том числе, и я, унося с собою какую-то догадку, или разгадку, или подгадку …

И снится мне сон. Будто я ныряю у пристани и погружаюсь все глубже и глубже. Я не дышу через рот и нос, они не работают, но легкие дышат. Но дышат как-то не так: вроде как сжимаются и разжимаются по малой амплитуде внутри застывшей на полувдохе грудной клетки, но дышат полнокровно. Они как бы всасывают в себя растворенный кислород через кожу груди спины и подреберья. Я чувствую, что могу так дышать бесконечно долго – так же, как плыть, и что могу вызывать это состояние произвольно.

Когда я проснулся, первая мысль, которая бросилась мне в голову, была: «Теперь понятно, как это получается у йогов!» Я рассказал про сон ребятам. Послушали, поговорили. И забыли. А на следующий год мы снова поехали на Юг. Я вольно плавал, а с нырянием так же не получалось, как и прежде. – укоренившееся убеждение «не могу» было упертым, как холод, да я и не старался задумываться о нем серьезно.

Продолжение следует — читаем здесь

Наш журнал для умных людей. Мы даем им знания и стимулируем мыслительные процессы.

Знакомство с автором — здесь