Дворик Кати был небольшой. Здесь ничего не росло, кроме сорняков, а середина была вытоптана нашими заслугами. Анатолий стал на крылечко, а мы расположились от него по обе стороны.

     — Принесите молочка, тетушка!

Баба Катя слетала на кухню и вытащила корыто, которое поставила на середину вытоптанного дворика, и влила в него ведро молока. Толик присел и начал присвистывать. Присвистывание было своеобразного тембра, похожего на голос кипящего чайника. Эти посвисты прерывались короткими бессмысленными наборами звуков вроде слова «пшик». Чередование свистков и пшиков шло в каких-то загадочных сочетаниях и явно представляло подобие азбуки Морзе. Из заросли сорняка выползла первая змейка. Ко всеобщей радости, это был уж. Уж быстро подполз к корыту, лизнул содержимое и ловко шлепнулся в него всем корпусом. Поплавав туда-сюда, он удалился, откуда явился. Это была разведка, чтобы выяснить обстановку и сделать анализ молока. Минут через пять поползло из всех кустов. Ужи добирались до корыта, опускали туда морды, нахально хлебали и облизывались. Скоро их собралось видимо-невидимо. Они кишели в корыте, как черви в банке у рыбака. И ползли новые и новые лица. Весь дворик превратился в черное живое месиво.

    рис. Курица и лягушка в гипнозе, из иллюстрации материалов профессора физиологии Харьковского университета В. Я. Данилевского «О единстве гипнотизма у человека и животных» e-reading.clubрис. Курица и лягушка в гипнозе, из иллюстрации материалов профессора физиологии Харьковского университета В. Я. Данилевского «О единстве гипнотизма у человека и животных» e-reading.club

     — А ну-ка, отвалите, ребятки, — разгребая ногами путь к корыту, шла Катя с еще одним ведром, — добавки несу, — и вылила молоко прямо на блестящие спинки.

— А ну-ка, отвалите, ребятки, разгребая ногами путь к корыту, шла Катя с еще одним ведром, — добавки несу, — и вылила молоко прямо на блестящие спинки.

Когда все стадо насытилось, Толик дал им команду: «Разойдись!» — и ужи в три минуты очистили площадку. Если бы не следы в пыли от извивающихся тел, можно было бы сослаться на коллективное сновидение.

— Вы наблюдали действие речи, понятной для ужей. Это одна из самых про-стых форм общения с другими видами – так называемый односторонний эспе-ранто – то есть понятный только для одного вида животных язык без обратной связи.

— Анатолий Петрович, так это язык, понятный для птиц и зверей, как в народных сказках? Как у Марины Георгиевны?

— Ну, у Марины Георгиевны еще круче, ее понимают даже растения! – Толик явно провоцировал меня на борьбу. Я мысленно набрала в рот воды и про-молчала.

— А Вы бы не могли продиктовать несколько магических слов из этого языка? – не унималась Галина.

— И с какой целью? Зачем Вам это надо? – Толик отвернул неудовлетворенную физиономию от моего сверхчеловеческого терпенья.

— Ну, мало ли с какими животными предстоит столкнуться в нашем быту!

— Хорошо, убедили. Доставайте блокнотики.

Группа зашелестела листами, послышались звуки рвущейся бумаги и перешептывания.

— Готовы? Пишите: «кис-кис, кутю-кутю, цып-цып, тега-тега…»

  • Уважаемый читатель! Журнал «От верховной жрицы» не относится к мистике и/или эзотерике. Журнал пишет в стиле «магико реализм» (популярное литературное направление в странах Латинской Америки). Журнал рассказывает о «мистических» вещах с точки зрения советской науки — научно опровергает или доказывает те или иные явления.

Знакомство с автором — здесь.