эмблема рубрики. источник фото https://gtn-pravda.ru/

 

Инна заболела в самый последний момент. Ладно бы температура — можно было бы выпить аспирин или вколоть литическую смесь. Но энтеровирус… Несет, как при холере, крутит весь организм, унитаз стонет от перегрузки. Поэтому ее престарелый муженек, доктор Александр Кузьмич, поскреб чезлый затылок и отправился в турне в количестве двух человек — себя и собственного внука.

Инна через три поносных дня осознала, что Вьетнам ей помахал ручкой надолго, а может, и навсегда. Повздыхала, покусала локти, но поезд, вернее, самолет, давно ушел, деньги пропали, а еще в ближайшее время не предвидится. Поэтому она ушла в активную трудотерапию, чтобы побыстрее прошла неделя, и чтобы муж не узнал их дом, переполненный хламом прожитых лет. И эти установки перевыполнили свой план.

Александр Кузмич с внуком застыли на пороге холла.

— Вот это да! Ты что, бригаду мусорщиков нанимала или домоработницу? Никогда не поверю, что это ты все сама. Ты же всегда неряхой была.

Вот это встреча. Ну, бывали у них разногласия и даже ссоры — все как у людей. Но чтобы после десяти дней разлуки… По скайпу общались нормально. Хотя… Инна объясняла это электронными искажениями изображения. Но сейчас воочию было ясно: ее муж сильно похудел и даже помолодел. Раньше он морщил лоб и кривил при разговоре губы, а сейчас держит лицо, как крутой политик. Может, он загулял? Надо допросить внука.

Всю ночь Алксандр Кузмич ворочался и то и дело вставал покурить. Потом он куда-то ушел и вернулся уже по темноте. Этой ночью он не ложился совсем и лишь под утро задремал в кресле-качалке.

  — Шурик, как дела? А чем вы с дедом во Вьетнаме занимались? С кем общались?
— Да, баб, это я общался, а деда сидел у бассейна.
— А по ночам? Он с тобой спал или отдельно.
— Да он не спал. Нет, он спал днем на лежаках, а ночью гимнастику делал, жиры сгонял. И не ел ничего.

Странно. Инна никогда не замечала у мужа тяги к физкультуре и голоданию… Двери в зал распахнулись, и на пороге возник А.К.. Его глаза горели бессонницей.

— Где домоработница?! — взревел он. — Это ты с ней сейчас болтала по телефону? Что вы там за моей спиной задумали? Хотите от меня избавиться? А ну, говори!

Александр Кузмич медленно придвигался к Инне, а его лицо казалось железным. Но в это время затрезвонил телефон, рука его привычно потянулась к карману — и все стало, как прежде. Его попросили прервать отпуск — в отделении очень сложный и очень непростой пациент, который требует «только Кузмича».

Все стало на свои места, кроме худобы. Но Инне это даже нравилось. Ее Кузмич стал прежним. По ночам он крепко спал, вернулся его юмор и легкость общения. Лицо оживилось, опять морщился лоб и кривились губы. Видно, акклиматизация после Вьетнама прошла.

Наступал новый рабочий день, и Александр Кузмич собирался на работу. Вдруг позвонили на домашний телефон.

— Инна Григорьевна? Это заведующий отделением, где работает Ваш муж. Дело в том, что он назначил больному… удаление желудочно-кишечного тракта…

Инна почувствовала возобновление климактерических приливов и жесткое дыхание за спиной. Исхудалая жилистая рука с силой ударила по телефону — и аппарат разлетелся вдребезги.

— Куда ты дела домоработницу? Ты убила ее?

Лицо мужа снова стало железным. Но появилось что-то еще. Это была какая-то ощутимая и пугающая пустота, будто в живом теле, как секвестр, находился бесчувственный мозг. И она поняла: мозг умер.