Лень – это нежелание работать (а человек без работы не может быть счастливым и полноценным, он так устроен), это неумение превращать «надо» в «хочется». Однако, лень, как и любые другие недостатки (а они все на ее основе) природой задумана довольно хитро и целесообразно.

Она основана на первом законе философии – борьбы и единства противоположностей: с одной стороны, человек, совершенствуясь, заставляет себя идти против лени, с удовольствием тренируясь на преодолении трудностей, и получает за это силу воли, чувство победы и удовлетворение собой. А с другой стороны – он так и ищет соединения со своей ленью: как бы придумать что-нибудь, чтобы облегчить труд и получить больше удовольствия от работы и жизни вообще. И здесь зарождается творчество, инженерная мысль, новаторство. И от них он тоже получает и чувство победы, и силу воли, и удовлетворение собой.

Так устроен человек, так задумано природой. Однако, далеко не каждый использует этот бесценный природный дар в полном объеме. А в большинстве случаев, не использует вообще. И даже, кто использует, зачастую натыкается на неуравновешенность борьбы и противоположности лени. Многие складывают лапки лишь потому, что лень думать, как перехитрить лень. Однако, существует масса способов, как раскочегарить себя на разнообразные обучающие и творческие подвиги. Об этом – во второй части статьи.

В современной («иррациональной») психологии истерии существует несколько предрассудков, не соответствующих реальному положению вещей. Во-первых, считается, что к истерии склонны больше женщины. На деле – пол не имеет значения. Просто у женщин принято выражать истерики рыданиями, а у мужчин – кулаками. Во-вторых, безосновательно считается, что экстравертированность – признак истерии. Ничего подобного. Просто для экстравертов нужна для позирования публика, а интроверты позируют больше перед собой (они и есть – публика) или перед конкретным лицом, которого придумывают для себя вроде бога, всевидящего ока, которое видит их «мучения», наблюдает за ними и за это их чтит. В-третьих: эгоцентризм и позирование воспринимается как главная черта истерии. Однако, это следствие, ложная, суррогатная психологическая защита от глубокого корня истерии – от истерического «бешенства», которое возникает из-за того, что надо идти наперекор лени – главного тормоза и главной движущей силы прогресса. В-четвертых, истерики считаются «слишком эмоциональными». Однако, понятие «эмоциональность» обозначает «обладание эмоциями». Истерик же обладает примитивными («обезьяньими», или «древними») эмоциями, несовершенными и в незначительном количестве: гнев, радость, удивление, обида, печаль, страх – всего шесть, как шесть гримас на масках древнегреческого театра. У неистерических личностей же эмоций значительно больше – к ним прибавляются сложные, культурные («молодые») – связанные с развитием силы воли, самовоспитанием и развитием морали – и при этом они истинные, непоказные , дающие полнокровное мировосприятие и полноценную жизнь: вдохновение; ярость борьбы для достижения цели (целеустремленность); исполненности долга (победы); справедливости (вознаграждения, возмездия); доброты (удовлетворения качественностью чего-либо или кого-либо).

Истерики же просто делают вид, а в сущности они представления не имеют, насколько хорошо этими сложными эмоциями обладать. Причем, все эмоции – и «древние», и «молодые» — должны быть выдержанными, как хорошее вино, и культурными, как классическое танго, завораживающее сочетанием внутренней кипящей страсти и лаконичными движениями на дистанции.

продолжение следует.