— Я вам советую принимать галоперидол прежде всего как врач. А потом, я и сама его систематически принимаю. И знаете, помогает: я уже почти не слышу голосов.

— И меня тоже?

Из раннего творчества одного поэта:

«Я девушку одну любил

Лет двацать.

Но у нее был муж дебил,

И нам пришлось расстаться».

Когда на смену социализма пришли Перестройка и Демократия, новые хозяева в старых советских закромах находили много интересного. Так, например, на одном из складов обнаружили совершенно новую эсэсовскую форму периода Второй Мировой войны. Рука не поднялась уничтожать такую хорошо пошитую одежду. Поэтому благородный новый владелец сделал благотворительный жест – и передал большую партию фашисткого обмундирования в Тульскую Областную Психиатрическую Больницу. О чем тут же было сообщено по Центральному телевидению. А психически больные, облаченные в добротные мундиры, чувствовали себя комфортно и выглядели… более интеллигентно.

Военно-психиатрическая экспертиза.

Профессор Ст. Л.А. (она же – эксперт):

— Молодой человек! Вот никак не могу понять, почему же Вас военкомат отправил к нам на экспертизу? Никаких отклонений у Вас нет. Почему же Вас прислали к нам да еще с подозрением на олигофрению?

— А-А, знаю! Мне там задали вопрос: «За кого был Кутузов, за красных или за белых?» Я сказал, что за красных. А остальные сказали «за белых» — и их пропустили.

Иллюстрация выполнена автором.