Статья 103. Часть третья.

«Прежде чем войти в чье-то положение, подумай, сможешь ли ты из него выйти» (крылатая фраза периода Застоя)

В СССР не было отдельной специальности «психолог», но рациональной психологией были пропитаны все профессии и все обучение от первого класса до академии. После падения этого великого государства на место разума поползла с Запада мода на безумство и отдельная «наука» и профессия – «психология». Она пропагандируется повсюду, особенно в художественных фильмах – как лихо психологи как люди наивысшего ума видят всех насквозь и спасают души пострадавших от безвыходных ситуаций… Однако, само название такой «психологии» — «иррациональная» («неразумная») дает исчерпывающее понимание сущности этого направления.

Когда мне посчастливилось проходить первичную специализацию по психотерапии в 2000 году (а это был первый набор в нашем городе), нам давали пять главных принципов психотерапевта (и психолога, что по существу идентифицировалось; хотя это совершенно разные, даже противоположные, понятия: психолог – педагог. Он прививает недостающее, а психотерапевт – врач, который лечит своими душевными качествами – то есть, убирает лишнее):

1. Психотерапевт (психолог) не имеет права давать советы (хотя слово «консультация» дословно переводится как «совет»). 2. Психотерапевт (психолог) должен знать, что его пациент знает себя лучше, чем психотерапевт. 3. Психотерапевт (психолог) должен идти на полшага за пациентом. 4. Психотерапевт (психолог) должен присоединяться к своему пациенту. 5. Психотерапевт должен быть психически нездоров, иначе а) он не поймет своего пациента (позиция «раненого целителя») и б) чтобы пациент знал, что не только он испытывает душевные муки, но и его психотерапевт (психолог), и даже, может быть, сильнее. Если вдруг психотерапевт (психолог) психически здоров, то его специально подвергают «расщеплению» (или «невратизируют» — что одно и то же) на специальных курсах гештальттерапии.

Ну как, понравились вам основы современной иррациональной психологии?

Оставим четыре принципа на ваше изучение и остановимся на четвертом — «психотерапевт (психолог) должен присоединяться к своему пациенту». Вы когда-нибудь присоединялись к утопающему? Это почти то же самое. Остановимся на одном-единственном примере, который, на наш взгляд, исчерпывающе отвечает на этот вопрос.

Воспоминания Марины Бердс.
«Это было в 1996 году в последний день моего первого «профессионального подкрепления» — курса повышения квалификации по психиатрии. Я была одна на профессорском приеме первичной больной шизофренией и старалась как можно больше взять информации для себя. Как-то незаметно для себя (а я тогда уже занималась гипнозом) мое повышенное внимание, сыграло со мной злую шутку, и я непроизвольно вошла в транс для обследования. Этот транс мне был хорошо знаком – в нем я диагносцировала соматически больных, мой контингент пациентов. Но шизофреников я не принимала, а тут …

Продолжение следует — читаем здесь.

Наш журнал для умных людей. Мы даем им знания и стимулируем мыслительные процессы.

Знакомство с автором — здесь