Статья 34. Продолжение: баба Катя про Пифагора. Часть вторая.

Часть первая — здесь.

… Дале, кто выгнат из институту был, врагом его делался. А кого по конкурсу брали – в ученики шел. Первый курс был подготовительный. И не год он шел, а от двух до пяти. Тута на уроках студент нем, как рыба должон быть: учителям не перечить, вопросов не задавать, все приказы учительские исполнять без обсуждения и с молчаливым уважением. Энтим делом у их интуицию разворачивал.

Потом студент переходил на курс выше и подымался по ступеням Великого познания. Самых луччих, хто на красный диплом вытягывал, Пифагор посвящал в самые сокровенные тайны своей магии. Энти ученики назывались ЭЗОТЕРИЧЕСКИМИ – «те, кто внутри» — их пропускали во внутренний двор, где проводились особые таинства. Глубинный смысл цифр и фигур был известен такому ученику только после клятвы молчания. В энтих цифрах и фигурах был живой смысл. Ими можно было созидать и разрушать. Эзотерические ученики отличались тем, что имели третье мышление – кроме словесного и образного, они думали цифрами. Как – нихто не знает. Свое учение Пифагор шифровал в Священную Тетрадь. Но и тетради нет. Он ее под Землю с собой забрал, а числа и законы в математику отдал. Собрать их нетрудно, да толку что? Смысл их нельзя постичь без КЛЮЧА ИСТИНЫ.

Всю свою молодость потратил Пифагор на страсть к науке, кою получил от сублимации любви к матушке. Но когда ему исполнилось шестьдесят, он решил, что со всем, что мог, справился, и женился. Баб у него ране не было, кроме Феклы.

Но энто давно приключилось, еще в юности он с ней пожеманничал, а когда та на сурьезные намерения намекнула – убег, видать, не утовосил даже. После Феклы сорок лет в воздержании жил, а на старости лет на семью потянуло. Самому, черту, на пенсию пора, а девку приголубил двадцатилетнюю. Фианой звали. Ну, красавица, конечно, пифагорейского вкусу. Обженились. Она ему троих приподнесла – два сына и дочь. Нормальные, здоровые, видать, смазливые – не то б их батя порешил. Семья сложилась дружная. Работящая. Непьющая. Все главе помогали. Но установки ломать нельзя. И вместе с ними сломался и сам Пифагор (нам бы так сломаться – больше девяноста лет прожил!). Его магическая личность дала трещину, и враги его одолели (лучче б не выкабенивался, а женился на Фекле, вовремя, как все нормальные люди – тогда бы и ломаться не пришлось!)

Один из его абитуриентов, что провалился при поступлении, оказался дюжа злопамятным. Всю жизнь он вынашивал идеи изощренной мести. Многие годы готовил он себя на уничтожение Пифагора. Звали его Килон.

 Ф. А. Бронников, «Гимн пифагорейцев восходящему солнцу», 1869 г. Фото: ru.wikipedia.org
Ф. А. Бронников, «Гимн пифагорейцев восходящему солнцу», 1869 г. Фото: ru.wikipedia.org

К тому времени стал Килон самым богатым жителем города Кротона. Вместе со своим приятелем Ниноном он объявил себя демократом и зачал партию. Они подкупили мафиозную верхушку и устроили митинг. Тута перед кротянами они митинговали против Пифагорова Ордена. Доклаччики объявили гласность и зачитали состряпанные документы, порочащие Орден. Вроде как Пифагорейский союз – это заговор против народа, вроде коммунизма, а они, демократы Килона, борются за свободу граждан. Энто, как обычно бывает, угодило в цель. Кротон взревел, поднял восстание и принял решение об изгнании пифагорейцев. Те задумались и собрались на совещание у либерала Милона. Их набралось тама сорок иль шестьдесят голов. А КРОВОЖАДНАЯ ТОЛПА подожгла дом Милона. Килон ликовал. Но каково же было его удивление, когда на следующий день он встретил на пристани все того же ненавистного Пифагора, когда тот садился в лодку, где ужо расположилась его семья. Пока Килон остывал от неожиданности, Пифагор отплыл от берега и помахал ему ручкой. Глава Демократической партии пустился вдогонку, но накатила мощная волна и направила демократов на радость океанским рыбам.