Поэтому, на мой взгляд, для души нужно писать то, что очаровало. При таком состоянии усиливается эмоционально-иллюзорное искажение. И с этих позиций я хочу подарить свои секреты, которые скрывались мною до сих пор. Считаю, что имею на это право, потому что мои работы завораживают и производят впечатление на зрителей без какого-либо пиара. А это главное: искусство принадлежит народу, а не искусствоведам.

Первая часть статьи — здесь

1. Человеческий глаз выхватывает наиболее интересный кусок поля зрения, и этот кусок по-своему отражается на полотне в зависимости от эмоций.

Объясняю на примере. В студенческую группу пришла новенькая. Иван обратил внимание на синие глаза, Василий – на пухлые губы, Владимир – на маленькую бесформенную грудь, а Елена – на длинный горбатый нос. Светлана вообще не разглядела лицо, она обратила внимание только на шмотки. Нетрудно представить, какая у кого возникла картинка внутреннего видения. И если каждый из них смог бы срисовать ее со своего воображения, получилось бы ярко (и, возможно, слегка деформировано) то, на что упало внимание, а остальное будет в разной степени нечетко или уходить в тень.

Назовем такое восприятие «Oculo intercipio» — «что выхватил глаз». Согласно этому принципу, мы более отчетливо видим совсем не всегда передний план, а тот участок поля зрения, который особенно освещается нашим вниманием. Это и есть композиционный центр. И здесь, как правило, происходит иллюзорная деформация пропорций и фигур в зависимости от эмоционального состояния.

 2. Движение. Естественный способ существования всего, что существует – это движение. Поэтому для того, чтобы картина была живой, ее следует подавать в движении. Передавать движение можно по-разному. И здесь следует не забывать, что при движениях размазываются формы, а некоторые детали и даже части тела из восприятия могут исчезать. Рекомендую изучить в деталях школу советской мультипликации.

Медвдица Гагрингского парка, рисовал автор.

3. Свет. Все, что мы видим, освещено. Свет отражается от поверхностей, поэтому края фигур композиционного центра должны быть либо неокрашены, либо белые – это изображение отражения света от поверхности. А далекие от центральной фигуры предметы имеют утрированные формы, часто прерывистые и неполные. Именно такое изображение дает панорамность, а не контраст, скажем, оранжевой драпировки с синим кувшином без световой «прослойки».

4. Я люблю изображать что-либо, как оно воспринимается в состоянии легкого гипнотического транса. Это похоже на просоночное состояние, когда красивое сновидение картинкой всплывает при закрытых глазах перед тем, как уже начинаешь просыпаться. В этом видении особую красоту имеют блеск, блики и вода. Так как я пишу акварелью, то поделюсь именно своим способом изображать эти явления. На грубое густое нанесение разных акварельных красок наносится густой слой белой гуаши с дальнейшим вымыванием. В частности, так получается эффект золотого блеска. Для этого под гуашь наносится охра, оранжевый, алый, лимонный и красно-коричневый цвета.

Рождение Венеры, рисовал

5. Часто ко всему прочему я использую «сказочность» или «басенность» идеи —  мифические персонажи, очеловечивание животных и т.п.

6. Окончание работы знаменуется приемом «последний штрих-печать»: несколько завершающих мазков, которых явно не хватает. Иногда, чтобы их понять, почти доделанная работа стоит на видном месте несколько месяцев.

Я думаю, что многие рофессионалы могут развить мои художественные приемы, довести их до совершенства, облачив в систему. Я, к сожалению, достичь такого не смогу, ибо не обладаю достаточным уровнем художественного мастерства. Непрофессионалы тоже могут  успешно использовать их. Но не забывайте, что основы графики и живописи вы должны знать хотя бы на «четверку» художественной школы, а иначе у вас просто получится цветная, в лучшем случае модная, лепешка.

Наш журнал для умных людей. Мы даем им знания и стимулируем мыслительные процессы.

Знакомство с автором — здесь