• Уважаемые читатели, данная статья (а точнее — отрывок) перенесен с нашего сайта на «Яндекс.Дзен». Там отрывок был заблокирован как содержащий «шок-контент». 
  • С предыдущими частями можно ознакомиться здесь и здесь

 

Часть вторая («Потерянное знание», 6 книга, «Новые исследования доктора Бердс»).

«Утро еще не началось, а последний соседский петушок заорал дурным голосом. Вот черт побери: мало того, что я в пятом часу, что называется, отру-билась, так уже будят, как будто это весна. Что ты кукарекаешь, придурок? Когда ж до тебя, наконец, дойдет суповая очередь? Нет, наши соседи специально его берегут, чтобы хоть как-нибудь, хоть раз в году, да подгадить хоть в мелочах, раз по большому счету не получается. Наверное, придется вставать. Голова после вчерашних бдений кружится, как после сотрясения мозга. Давно у меня не было ночных дежурств, отвыкла.

Дома – никого: Котик еще на работе с Поршневым, Зинка у Юльки. Я медленно встаю и иду по привычке принимать холодный душ. Еще темно, рано, даже Новый Барсик спит. Наклоняюсь над ванной, чтобы попробовать, достаточно ли холодная вода, или, может, подождать, пока сольется нагретая за ночь. Вдруг изображение окружающего стремительно полетело в сторону, а шею будто перерезал под анестезией невидимый нож. Тело потеряло правую половину и стало заваливаться на бок.

Голова была совершенно чистой. Разум, вовлеченный вчера в необычный аттракцион, встрепенулся, восстал и дал команду: «Держись!» Совершенно без эмоций, я медленно опустилась на пол на левой ноге. «Давай! Давай! Спокойно и настойчиво – возвращай!» Окружающее продолжало лететь мимо. «Не теряй головы! Давай, давай, давай, думай, иначе собьешься и потеряешь все!» Я думала и внушала, думала и внушала, думала и внушала. ВОЛЯ БЫЛА НЕНАПРЯЖЕНА. Вот я заметила, как скорость бегущего интерьера стала замедляться – и он остановился, как поезд на конечной станции. «Теперь работай над телом». Опять без напряжения воли, хладнокровно и настойчиво: «Тело, тело, тело!» Есть! Сначала пошевелилась рука в локтевом сгибе, затем она ожила вся, и я поняла, что одновременно заработала и отключенная нижняя конечность. Через минуту я попробовала осторожно встать. Получилось. При повороте головы, даже незначительном – снова это явление, которое трудно назвать даже головокружением. Это ниже головы, это проблема спинного мозга на уровне моего врожденно неправильного позвонка. Ощупываю позвонок – на месте. Значит, это не потому, что случился подвывих. Так что же это? Явно не инсульт, там другие симптомы. Это синдром Меньера, а он может быть от разных причин, и спинной мозг в некоторых случаях может дать такую симптоматику, как, например, паралич дыхательных мышц. Этого я не должна допустить. Было бы слишком глупо умереть сейчас или стать прикованной к постели. НЕЛЬЗЯ ДОСТАВЛЯТЬ ВРАГАМ ТАКОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ. Кажется, самое страшное позади, но это явно еще не все, что-то мешает и грозится перейти в какой-то новый приступ. Надо походить: ритм шагов даст понимание и, возможно, выход тяжелому напряжению сзади.

Вот уже полчаса, как я хожу взад-вперед по коридору с неподвижной, как будто вколоченной, шеей. Внутри спины завязался непонятный узел, который при поворотах (или стоит мне остановиться) начинает угрожать затянуть петлю. Этот узел то выше, то ниже, он пытается пробраться к рукам, но я его не пускаю – тогда он лезет в грудную клетку. Я расслабляюсь – он усиливает свои объятия, я пытаюсь его внушением развязать – становится только хуже. Что же делать? Если он скует руки – чем я смогу себе помочь? Ногами я не дотянусь, разве что придется обрабатывать себя пассами об угол стены… Но если не дать ему выхода – он, в конце концов, найдет его сам, и я не уверена, что это будет наилучший для меня вариант. Что ж, во имя спасения всего остального придется рискнуть руками. И Разум дал приказ: «Руки! Все сливается в руки, все стекает в них!»

Как черт сорвался с затылка и скатился по плечам в кисти рук. Невыразимая, похожая на потустороннее внешнее сдавливание, сила обрушилась и стала нарастать. Я представила на миг, как она могла просто раздавить все ребра – и тут же она предприняла попытку сделать это. «Нет», — властно и БЕЗ ИСТЕРИК произнес Разум – и я отмела волевой безрассудный импульс, который мог стоить мне жизни.

Руки не просто крючило и ломало. Они сжимались в кулаки так, что вот-вот затрещат кости. Мало этого – они стали сгибаться в локтях и крест-на-крест ползли к шее, стремясь сомкнуть ее в мертвой хватке. «Давай, давай, противодействуй!» Это было нелегко. Казалось, я сражалась с демоном, при-ем в разном весе не в мою пользу. Наконец, мне удалось сконцентрировать БЕСЧУВСТВЕННОЕ ВНИМАНИЕ НА ЦЕЛИ: «Опустить руки!» Они частично поддались.

Оставались только кулаки. Парализующая сила больше не прибывала, но оставалась незыблемой и постоянной. Пальцы до крови вдавились в ладони, посинели и отекли. Я снова вооружилась Разумом. ТЕПЕРЬ Я ПОНИМАЛА, ЧТО МЫ С НИМ НЕРАЗЛУЧНЫ НАВСЕГДА, сколько бы мне не оставалось. «Ты должна приложить физическое усилие и разжать пальцы. ТОЛЬКО ФИЗИЧЕСКОЕ УСИЛИЕ, волю не напрягай – не смей вкладывать эмоции – ВОЛЯ САМА ДОЛЖНА ПОЙТИ ЗА ТОБОЙ». Я вспомнила свои роды («Тужься на низ!») и стала «тужиться на руки». Нигде в моем теле, кроме рук и пресса, не напряглась ни одна мышца. Я скрипела зубами (придется менять коронки!) и помогала внушением: «Разжать! Разжать! Разжать! РОЖАТЬ!» Очень медленно и неохотно, вздрагивая, пошли вверх указательные пальцы, а за ними не спеша – все остальные, ломая демоническую власть.

…Я налила себе крепкий чай, закурила сигарету и еще раз проанализировала все, что произошло со мной два часа назад. Кроме того, что я уже описала, было НЕЧТО, …

Продолжение следует (читаем здесь).