• Взгляд психиатра. Страшилки и ужастики – польза, читаем здесь и здесь

Прежде всего отметим патологическую зависимость – адреноманию.

Патологическая зависимость (аддикция) – это нездоровое состояние, когда человек начинает физически требовать какое-то лишнее вещество. Классическим примером может служить патологическая зависимость от алкоголя, которая всем нам хорошо известна из разных источников. По тому же механизму развивается наркомания и токсикомания. Но наркомания – это не просто употребление особых психотропных веществ. Существует и аутонаркомания – за счет зависимости от своих собственных внутренних наркотиков – эндорфинов. Эндорфин нужен нам в определенных дозах при определенных ситуациях, но злоупотребление ими вызывает зависимости, еще более страшные, чем при употреблении психотропных веществ извне.

О шопинге, компьютерных и телефонных играх в Международной Классификации Болезней (МКБ) нет ни слова — пока эти аддикции не включены в официальные списки. Однако, правда, существует отдельная нозологическая единица – клептомания. И к ней, в частности, относится и распространенная в наше время денежно-вещевая зависимость – когда безудержные нетрудовые доходы являются аналогом патологического воровства. Но это уже совсем другая история.

В результате любой аддикции повреждаются связи между нейронами головного мозга и внутри так называемого центра удовольствия. Это вызывает навязчивое патологическое стремление, а соответствующее поведение постепенно вытесняет здоровые формы. Воспоминания о ранее полученном удовольствии создает потребность испытывать его еще и еще. Участки мозга, ответственные за контроль над поступками и здравый смысл, деградируют, и главным стремлением, центром всего становится тяга к кайфу, который сопровождается выделением медиатора эндорфина.

Считается, что норадреналин — гормон ярости, а адреналин — гормон страха . Норадреналин вызывает в человеке ощущение злости, ярости, нападения. Он необходим в борьбе за существование. Адреналин мобилизует организм, создавая состояние испуга. Адреналин и норадреналин тесно связаны друг с другом. В надпочечниках адреналин синтезируется из норадреналина. Поэтому когда человек сильно, долго и часто боится, у него наступает дефицит норадреналина, что снижает устойчивость и силу воли. Но норадреналин не вызывает неадекватного привыкания, потому что он «гормон работы» — его действие полноценно в творчестве. Тогда как адреналин дает кайф возбуждения просто так – лишь бы испугаться и получить временное трансовое состояние.

Зависимость к адреналину неуклонно прогрессирует. Человек быстро адаптируется к пугающим стимулам, ему требуется все большее количество их. Поэтому, помимо наркозависимости, адреномания опасна для жизни опасными ситуациям, который устраивает себе больной, чтобы получить долю устрашающего кайфа (например, ходьба по карнизам многоэтажки).

Кроме адреномании, злоупотребление страшилками приводит к виртуальной реальности – человек сознанием находится в выдуманном мире. И это тоже патологическая зависимость, родственная грезам (когда в воображении «куда бы ты не шел, ты уже там»). Она опустошает. Наступает пресыщение нереальностью, а реальный мир кажется скучным. И уже не хочется никаких живых эмоций, и даже страшилки уже не интересуют — становится пресно жить. В этом случае, как бы надорван весь аппарат стимулирующей системы, он становится слабым, аналогично надорванной пояснице.

А третий вред – это удар по чувству прекрасного и стирание границ между, мягко говоря, «съедобным и несъедобным». Дело здесь в том, что за последнее время фантазия авторов страшилок-ужастиков иссякла, и в центр их сюжета выходит тема мерзости. Эта мерзость (каловые массы, гной, кровь, рвота) демонстрируется со смакованием и ударяет на суррогат страха – брезгливость. Преодолевая брезгливость на таких страшилках, человек становится не просто устойчивым к ним, а чаще теряет границу. Ему становится не противно, когда показывают в деталях, как, например, кого-то рвет, а почему-то смешно. Это первый шаг к копрофилии – тяге к нечистотам. Дальнейшее развитие этого явления ведет к копрофагии – поеданию нечистот (что является признаком начинающегося слабоумия – так называемой «лобной психике»). Такой человек не гнушается поесть из чужой грязной тарелки, заглотить содержимое рта своего ребенка. А затем его тянет на испорченный продукт и даже поедание экскрементов.