Бытует мнение, что страх – это отрицательная эмоция. Даже профессионалы (вплоть до докторов наук) повторяют эту догму, не вникая в суть. Позвольте фактически возразить этому предрассудку: а как же аттракционы? А страшные сказки и «ужастики»? А почему яблоки вкуснее, если их не попросить у соседа, а украсть ночью с одноклассниками?

Часть первая статьи — здесь

Если эмоция отрицательна – противовесного очага торможения нет или он недостаточный. Тогда индивид терпит патологическую (отрицательную) эмоцию неудовольствия и стремится ее нейтрализовать. Из всего этого следует, что само по себе возбуждение вызывает «микрореакцию» и является обязательным пусковым механизмом для формирования эмоций. Если эмоция не образуется – первичная «микрореакция» проходит мимо, затухает. Если же эмоция образуется – возбужденные нейроны вступают в резонанс, и возникает очаг возбуждения. «Микрореакция» – первая стадия формирования эмоций, и она может восприниматься несколько неприятной (что можно научиться воспринимать как пикантность). Возможно, именно поэтому у человека «плохое усваивается лучше хорошего». Непотакание же неприятному, противодействие, борьба дают силу воли.

Как же психика выходит из положения, испытывая отрицательную эмоцию? Что делает она, чтобы нейтрализовать очаг такого возбуждения? Если психика полноценна, то личность ловит себя на эмоциональном негативе, быстренько убеждает себя в нерациональности такой реакции и, как следствие, противовесный очаг торможения, хоть с опозданием, но образуется сам.

Если же личность несовершенна, разум слаб и не может (или не хочет) обуздать свое чувствилище – он впадает в свой негатив, пока очаг не исчезнет (или ослабнет) на фоне общего энергетического истощения (истерические вопли, членовредительство, драки, водка, наркотики и пр.).

А что будет, если вместо очага возбуждения возникнет очаг торможения? Это называется апатией – безразличием, отсутствием эмоций. Такое встречается при сильном переутомлении или таких психических заболеваниях, как шизофрения.

Патологический страх отличается от здорового тем, что он застревает между сознанием и подсознанием из-за боязни рискнуть, чтобы узнать, что этот страх вызвало, и как это «что» победить. Такая боязнь называется трусостью. Трус – это не тот, кто боится, а тот, кто убегает от страха и потакает своей боязни. Трусость – это не смягчающее обстоятельство, а отягчающее. Трусов ненавидят. Не каждый предатель трус, но каждый трус – предатель.